Страничка Ландыша
Суббота, 19.08.2017, 21:36
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Мои файлы [23]
Психология [7]
Эзотерика [15]
Непознанное [7]
Нетленное [10]
Програмки [2]
Шаманские сказки [5]
Мои рассказы [4]

Главная » Файлы » Шаманские сказки

Шаманские сказки Вадима Ларского(продолжение)
04.03.2009, 18:38

  
21. ИГРА

Из всех игр на земле самая лучшая - мутабор. Шахматы - искусство безопасного и политесного мордобоя, карты и кости - умелого обращения с судьбой, рулетка накачивает мышцу привлечения везухи, ежели ты сильный, или заставляет по-тупому ждать случая, ежели слабый. Но полную, ограниченную только твоей собственной ограниченностью, а так вообще безоговорочную свободу, дает один мутабор. Только слово волшебное не забывай.
Татарскому магу срочно требуются партнеры для игры в мутабор. Детей луны просят не беспокоиться.                                                      

                                                         
22. ТЕМНОТА

Поздняя тихая дачная темная ночь. Неслышно, но очень внятно, что-то начинает трепетать рядом с лицом.
Задевает край одеяла, становясь почти звуком, где-то на нижней границе слышимости. В доме я один.
Мягко касается щеки, щекотно пробегает вниз к подбородку. Дверь в царство мертвых стоит нараспашку.

Не иначе, чья-то заблудшая душа, думаю я, пытаясь дрожащими руками вытереть ледяной пот.
Согреться удается плохо, то и дело трясет. Дверь медленно закрывается.
Страшные люди эти ночные бабочки.

                                                           
23. БАБОЧКА

- Ну чего сидишь, полетели, - говорю я ей. Крылья складывает-раскладывает, и ни с места. Капустница.- Тогда давай превращаться.Не хочет превращаться. Ждет, когда я почувствую, что надо делать. Ладно, тогда я тоже буду ждать. Сидим.А, понятно. Можно и не лететь. Время придет, и превратит тебя, во что надо. Даже лучше не лететь. Потому что, если ты все время где-то шлендраешь, так тебя еще нужно найти, а так - ты на месте, приходи и превращай.Но летать все-таки гораздо интереснее.

                                                    

                                                            
 
 24. ЖЕРТВА

Одна из моих жен была жертвой. Такое утешение женщине от бога - виноваты они, другие. Первый муж... Да чего там, а то сами не знаете. Так я ее пристально разглядел за шесть лет совместной жизни, что подумал: вот теперь я знаю о жертвах все. И то, что жертва провоцирует насилие. И то, что она нуждается в сильных эмоциях, но так, чтобы она была ни в чем не виновата - ее заставили. И пусть теперь понесут за это заслуженное наказание. Узнал и то, что это может быть образом жизни: как одни все время грешат и каются, так другие недоуменно хлопают глазами и спрашивают: за что?! Как говорит фольклор, было бы за что, вообще бы убил.
Смущало слово. Принести в жертву - это отдать что-то дорогое в обмен на что-то хорошее. Торговые отношения с богами. Причем богам давай только все самое лучшее, второй сорт не предлагать. Какое отношение это имеет к моей бывшей жене?- спрашивает мужчина через пять лет после развода.
Вконец запутавшись, иду к тому, кто мне всегда отвечает, если, конечно, настроение хорошее. Что за хреновина такая - жертва?
- Жертва - это для глупых.
- А я что, умный, что ли?
- Хм. Да нет, для совсем глупых. Если, конечно, это материальная жертва, а не духовная.
И все. Я к нему и так, и сяк, и с бубном, и  без бубна, несет такое, что уразуметь никак не в моих силах
- Слушай - говорю, - ты меня с ума сведешь.
- Очень на это надеюсь.

                                                     
 
25. ОТНОШЕНИЯ

Когда сила дышит из тебя в меня, это как называется? А если одновременно из меня в тебя? И при этом она струится, закручивается, омывает все вещи в комнате. Иногда поток уносит кого-нибудь из нас. А иногда вообще всё. Мы наполняемся и опустошаемся. Мы летаем и ползаем. Разрываемся на части, и каждая часть летит в своем направлении, туда, где ей хорошо. Потом не выдерживаем и собираемся обратно в теле. Трогаем предметы - настоящие ли? Поток подкрадывается постепенно, незаметно, смывает с ног мягко и осторожно. Течение долго кружит по каким-то удивительным местам, и возвращает на место, в кресло. Тело уже достало где-то сигарету и курит. Что же здесь такого хорошего, что надо обязательно сюда возвращаться?
Говорят, что нечто похожее с некоторыми происходит во время секса. Ну, не знаю.

                                                          
 26. ОБМАН

- А зачем тебе кролики?
Кролики. Мне. Зачем. Вот те раз, действительно, зачем они мне? Ну, это... Чтоб тренироваться. Чтобы у них учиться.
Может, чтобы их чему-то научить. Да нет, фигня какая-то. Хотя вроде все правильно.
Нет, совершенно невозможно объяснить человеку, который с кроликами никогда дела не имел, и кроликов не любил, зачем тебе кролики.
Кролик - это зеркало души. Мера всех вещей. Кролик - это бог.

- Кролики,- говорю,- мне нужны, чтобы их соблазнять.

                                                          
  27. ЭГРЕГОР

Вместе мы - сила. А по отдельности - страшное говно.  Загадочность этого обстоятельства просто-таки умопомрачительна.
Сколько раз я это проделывал, и получал неизменный результат. Раздеваешь человека, ну, хотя бы до трусов. Шапка - мама, шуба - папа, пиджак - комсомольская организация, штаны - институт, рубашка - православная церковь, майка -  газеты, радио и телевидение вместе взятые. Каждый раз, с замиранием сердца, ждешь - вот, вот сейчас покажется сам человек, такой, какой он есть сам по себе. Ага. Жди.
Нет, конечно, если снять и трусы, то там бывают всякие неожиданности. Приятные, в том числе. Но так ему бедному голо, страшно и одиноко, так ему хочется поскорее хоть чем-нибудь прикрыться, что он готов тебя прямо на месте убить своими голыми руками.
В индию надо ехать. Там ходить голым - не позор.

                                                           
 
28. КТО

Того, кто это писал, больше нет. И будет ли еще когда-нибудь - неизвестно.
Бубен - это просто вещь такая, кусок козлиной жизни и жизни дерева, которых тоже больше нет.
Бубен - это не козел. И не дерево. Он живет сам по себе, а звучит потому, что в него кто-то стучит.
Это грустно, потому что козел и дерево не хотели превращаться в бубен. Это радостно, потому что получилось.
Бубен ждет, что в него постучат. Другого смысла у него нет.

                                                            
29. ВХОД

Сколько же я уже здесь стою, интересно знать? Да, местность живописная, камни да камни, да еще камни.
Хоть бы небо какое предусмотрели, что ли. Кустик какой. Дверь уже во всех подробностях рассмотрел, которых, кстати, негусто. Не заперто. Так чего ж я здесь стою?

Не думал, что может быть такая мечта: чтобы кто-нибудь подошел и пнул посильнее в задницу.

                                                         
  
30. ЖАДИНА

Тот-кто-проснулся однажды, проснулся, и говорит мне: ты такой трусливый потому, что ты жадина.
Перестанешь жадничать, перестанешь бояться.

С тех пор и не спит.

                                                           
 31.ВОРОНА

Вчера на месте этой вороны стоял бомж. Так же точно заглядывал прохожим в глаза.
Так же отводил взгляд и переминался с ноги на ногу. И даже головой вертел точно так же.  И что я должен теперь думать?

                                                           
32.ЗЕРКАЛО

Как-то шел я ночью по Никитской, и забрел в церквушку. Дай, думаю,  посмотрю, где же там бог.
Обыскался. Ни под куполом, ни на звоннице, ни в алтаре - никого. Дверь открываю, а там ход в подвал.
Длиннющие коридоры ветвятся, и все вниз ведут, под уклон. И кончаются чуланчиком,
хламушником таким:  скамейки-табуретки, вазочки-чашечки, всякая мура. И в углу зеркало. И меня в этом зеркале нет.

Во, да никак я - вампир. И кирпич ищу, возмущаясь до глубины души: что это они себе позволяют?!
А зеркало мне и говорит: не бей меня, зараза, я тебе пригожусь.

- Ну, и например, как?
- Слушай:
-Любишь женщин - иди к женщинам.
-Любишь детей - иди к детям.
-.Любишь книги - иди к книгам.
-Только люби хоть что-нибудь.

- И какой мне с этого прок?
- Иди, увидишь.
-И я пошел.

                                                            
33.МЕСТО

Песку нынче намело - горы засыпало. Так это место и называется - мир забытых вещей. Все тут лежит. Боги, слова, образы, пробивка для левой ноги, выравниватель, - все. Только засыпано песком. Разгребешь участок, полюбуешься на диковинки, в следующий раз придешь - песок и никаких следов человеческой деятельности.Если чего по остальным мирам не сыщешь - здесь лежит обязательно. Но песок лучше пристально не рассматривать. Я как-то сдуру поднес горсть к глазам. Сначала как сверкнет. Потом глаза как резанет. А потом видишь, что каждая песчинка - жизнь человеческая. От и до. Прожитая. Очень это за душу берет, но столько людей не оплачешь, никаких слез не хватит. А если долго смотреть, начинают из тебя силы вытягивать. Чтобы ожить. Встряхнешься, найдешь быстренько то, за чем пришел, и скорее домой. Думаешь, все, хватит, нефиг тут делать, обойдемся. А все равно, нет-нет, да и заглянешь. Любопытно. Только я свое место в этом мире искать не собираюсь.

                                                      
34.ПРЕЗЕНТАЦИЯ

Захожу в подъезд, а навстречу мне боль и страх.  Я тут же вспоминаю, что мне сигарет надо купить. И хлеба дома нет. И к чаю чего-нибудь. Поворачиваю оглобли, а страх и боль мне говорят: что, хочешь, чтоб мы в твое отсутствие подросли? Смотри, какие мы пока маленькие да хорошенькие. Не хочешь ли нами попользоваться?
Ну, малолетние развратники, да и только. Ага, ребята, сейчас. Вами, пожалуй, попользуешься. Я еще пока в своем уме.
- Ну и зря. Пока ты в своем уме, так не ты нами, а мы тобой будем пользоваться. Тут уж не обессудь.
- Ладно, попробую. А чего это вы такие добренькие? Мне это подозрительно.
- Это у нас сегодня презентация. Халява. Пользуйся, раз в жизни бывает.
- Так, может, у вас и инструкция на русском языке имеется? - на всякий случай спрашиваю.
- Мы же не левак какой, товар высший сорт. И инструкция, и предпродажная подготовка, и сервис, и гарантийное обслуживание. Пожизненное.
- Да чего с вами делать-то?
- Вариантов всего два. Или сразу все прими, или по маленькому кусочку отщипывай. На твой вкус.
Я, говорю, вообще-то по образованию не самоубийца, а мазохист. Мне - по кусочку.
- Сразу бы, конечно, лучше. Раз - и отмучился. А так - удовольствие на всю жизнь.
Вот-вот, говорю, на всю жизнь - это как раз по мне. Ну, говорят, как хочешь. И открывают передо мною дверь. Это куда? - спрашиваю. - Да пока никуда. Просто здесь дорога начинается. Если понял, в чем фишка, можешь пройти по ней туда, где боли не боятся и страхом не болеют. А, может, еще куда.

                                                       
35.ГОСПРИЕМКА

Нарисовал мой старший кучу картинок. Скоро пять лет человеку, а предметная живопись никак не идет. Да и хрен бы с ней, не девятнадцатый век, чай. Вполне мог в прошлой жизни каким-нибудь лукасом кранахом старшим быть, и предметной живописи нахлебаться на три жизни вперед. Но и в беспредметной кое-какие законы тоже имеются, никуда не денешься.
Слушай, говорю, невозможно столько дряни хранить, хоть ты и полный гений. Отныне я у тебя буду госприемкой работать. Что мне нравится - будем отбирать и хранить. А что не нравится - помойке отдавать.
Он возьми да и враз согласись. Я от этой легкости сел обдумывать, правилен ли был педагогический ход. Пришлось, поразмыслив, дополнение сделать.
- Значит, госприемкой я у тебя буду не всю жизнь, а до определенного срока. А потом пусть господь бог у тебя госприемкой работает

                                                          
36.ВОЛК


Повторяющиеся видения - признак беды. А я и без видений знаю, что со мной не все в порядке. Только не знаю, что именно. Очень много ума надо, чтобы видения толковать, у меня столько нет. Придется взаймы просить.
Пошел я за умом, а там зима и лютый мороз. И волк еще. Надо за волком идти, потому что он не для ума, а для направления. Чувствую, на юг идем. Теплеет, но не так быстро, как хотелось бы.
Дошли мы с волком до границы севера и юга, и встали. Здесь зима еще, а там, на юге, лето уже вовсю. С одного бока припекает, с другого все еще подмораживает, что делать, непонятно. Вдруг замечаю - под ногами штука круглая лежит,  вся самосветящимися камнями утыкана. На ежа похожа, только плоская. Надо каменья все эти пообрезать, выровнять по плоскости; да только нечем. Это ж специальный инструмент надобен. Круг там обрезной, шлифовальная машинка, точильный камень, на худой конец; а кто тебе шлифовальные машинки будет на границе севера и юга разбрасывать?
У волка тем временем какая-то напряженная внутренняя жизнь идет. То хмыкнет, то загрустит, то на меня посмотрит вопросительно, то мордой в землю уткнется. Я бы на его месте тоже вел себя неоднозначно, потому как по всему выходит, что камни эти мне его шкурой спиливать придется.
И волка мне жалко, и себя мне жалко - как же я без волка-то? - и ничего не поделаешь, нет другого выхода, за этим сюда и пришли.
Вытерли мы с ним слезы, снял я с него шкуру, и тут же, на границе, его похоронил. Камни подравнял. Зеркало получилось. Правда, в  зеркале вообще ничего не отражалось. Наверное, я смотрел как-то не так.
Если увидите на границе севера и юга курганчик - это волк мой там лежит. Кланяйтесь ему от меня.

                                                     
37.ЗАГОВОР 

Сидим с учителем-по-заговорам на его насесте и молчим. Время от времени его на смех пробивает, но над чем он там смеется, не говорит. Как всегда, наверное, надо мной. А мне это все равно, я соображаю, зачем к нему пришел. Было ведь какое-то дело. Это, говорит, уже в третий раз. В третий раз приходишь, и ничего не помнишь. Тенденция, однако.
Как он с насеста не падает, ума не приложу. От его смеха волны по полю идут. Весь трясется, руками на меня машет, ногами дрыгает, а не падает, колдун проклятый.
- Ну так дай мне такой заговор, чтоб я помнил.
- Ишь ты, заговор ему подавай. Иди, сам ищи.
Сердце у меня в горле как застучит. Ё-моё. Я еще и песню шаманскую не добыл, а сижу здесь, выпендриваюсь. Чем его веселить, пойду заговор от беспамятства искать.Тут подплывает к насесту облачко, - дескать, садись на меня, я тебя прямо на место доставлю. Сажусь я на него, а оно, подлое, проваливается, как будто оно платок, а я - гиря. И падаю я вместе с ним, и падаю, и стукаюсь больно задницей. А вокруг меня сплошные насесты, и петухов на них сидит несчитано, и все во все горло орут:
Жареный петух - в жопу,
Каленый топор - в темя                      
Медная игла - в сердце.
                     
 
Не захочешь, а вспомнишь.

Тут и сказке конец.

                                                          
38.МИР

Прослышал я про народ, который кучей собирается и мир исцеляет. Вот достойное занятие! Я тут всякой херней занимаюсь, по-мелочи подколдовываю, а они обо всей вселенной радеют. Хватит мне уже дома сидеть, пора к настоящим людям пробиваться. А чтобы не с пустыми руками, дай-ка я пока попробую хоть мелкую-мелкую, а пользу миру принести.
Для начала оказалось, что земля плоская. Я это и раньше подозревал, а теперь наконец-то воочию увидел. Потом оказалось, что она очень даже не против поисцеляться. И все, которые на ней, тоже не против. Кроме подземных гадов, которым это вроде как все равно. А в остальном - ничего сверхъестественного. Ну мир, ну поисцелялся. Были у меня до этого разные сомнения. Человек - он такой маленький. И такой нахальный. Ему бы все реки поворачивать да пустыни озеленять, а что в семье при этом делается - да гори оно огнем. В случае исцеления все нормально. Одно другому не мешает. Даже  легче весь мир чохом исцелять, чем одного отдельно взятого человека. Потому что в человека больше, чем один мир помещается.

                                                       
39.ГЛУХАРЬ

Эту сказку мне рассказали два шамана, вилли и детье. Фамилии такие.
Поймали однажды ученые глухаря, и посадили для опытов в клетку. Оставили его там совершенно одного. Кормить кормили, а кроме сбалансированного рациона больше никаких радостей. И сидел там глухарь немного дерганный, но в общем вполне нормальный, до тех самых пор, пока в природе глухариное размножение не началось. Тут ему ученые в клетку чучело глухарихи подсунули. Сначала глухарь пофыркал презрительно, но через несколько дней стал, однако, к чучелу приставать с грязными намерениями. Тогда чучело у него отобрали, а вместо дали грубо вырезанное из деревяхи подобие. Через некоторое время стал глухарь приставать и к подобию. Когда и подобие у него отобрали, ничего взамен не давши, начал глухарь приставать к кормушке. А когда и кормушки лишили, выбрал глухарь в клетке угол потемнее, и стал в ту сторону любезничать.
Поняли тогда ученые, что есть бог на свете.

                                                     
40.СЕЯТЕЛЬ

Вышел сеятель сеять, а тут я ему навстречу. Поздоровались. Отхожу на шаг назад, чтобы сразу по морде не схлопотать, и спрашиваю его, не вконец ли он охренел. Растерялся сеятель. А какие, собственно, предпосылки? - спрашивает.
- Да ты вокруг посмотри. Вот это, рыжее с серым, это что? Век будды не видать, если это земля. Это и отбойным молотком не всяким возьмешь. О воде и не говорю. Сроду я в этих местах воды не видал. Вот я и спрашиваю - а каков прогноз на всхожесть?
Сеятель и так был не радостный, а тут его совсем приплющило. Ну, говорит, ну вижу, что что-то тут не так. А что сделаешь? Сеятель я. Хочешь-не хочешь, надо-не надо, а иди и сей. А взойдет-не взойдет, что взойдет и когда взойдет - не моего ума это дело. Лет через десять приходи, посмотрим, может что здесь и примется.
Ладно, говорю, извини, не грусти. Это я сдуру. Раз тебя сюда послали, так что-нибудь имели ввиду, наверное. Надо будет сюда захаживать - вдруг и вправду что вырастет?

Категория: Шаманские сказки | Добавил: landysh
Просмотров: 619 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017


  Городские шаманские сказки. Шаманизм в городе. Книги, шаманский 
бубен, галерея. Помощь и обучение. Рэйки.